Новости

Движение фронтовых бригад и дальнейшая работа красноуфимского ремонтно-механического завода в годы войны

Работая в труднейших условиях военного времени по 11 часов в сутки, рабочие понимали, что от их труда зависит победа над ненавистным врагом – немецким фашизмом, отдавали все свои силы, умение, смекалку, все свои знания, изыскивали новые формы социалистического соревнования. 

Так, в начале 1942 года были организованы  фронтовые бригады, в которых люди не уходили из цеха до тех пор, пока не выполнят планового задания. Приказом №195 от 27 мая 1942 года была поддержана инициатива профгруппы цеха №2 и были созданы фронтовые бригады.

В период 1941-1945 годов основная масса коммунистов и комсомольцев находилась на фронтах  Великой Отечественной войны, где решалась судьба Родины.

В 1942 году в начале организации завода в коллективе завода было всего 10 человек членов партии, 2 человека кандидатов в члены партии и 25 человек членов комсомола, а предстояла огромная организаторская работа, которую необходимо было сделать в самые сжатые сроки.

В цехе №1, организованном первым на заводе в 1942 году насчитывалось 131 человек работающих. Работал в цехе только один коммунист начальник цеха Круглов Александр Герасимович — это был опытный кадровый инженер, замечательный руководитель и организатор. В цехе также работало 10 человек членов комсомола. Это был самый крупный комсомольский коллектив на заводе в период его организации.[1]

По инициативе цеха №1 было организовано бригадное соцсоревнование. Для бригадного соцсоревнования  цехов №1 и №2 было учреждено переходящее Красное Знамя.

Из воспоминаний Даньковой (Володько) Марии Петровны (1921-1999г.г.), приехавшей в Красноуфимск с евпаторийским ремонтным заводом:

«Механический цех являлся комсомольско-молодежным. Основной костяк коллектива составляли юноши и девушки города Красноуфимска: Тамара Петухова, Тамара Акулова, Нина Пупырева, Валя Ковалева, Ксения Жерлыгина и другие.

…Новый коллектив также стал для нас дорогим и родным. Роднило нас одно стремление – сделать как можно больше фронту, это объединило и сдружило всех.

Мы, токари, обрабатывали деталь №1. Это была очень сложная работа, чтобы освоить ее, нужна была практика, владение станком и настойчивость. Очень трудно было первое время стоять у станка по 10-12 часов. Не раз было желание все бросить, уйти на квартиру отдохнуть. Но как вспомнишь, что враг топчет родную Украину, как рвется к Москве в стремлении поработить советский народ – всякая усталость уходит прочь. Ведь на фронте не легче. И у станка уже стою не 10-12 часов, а иногда и до 18 часов, выполняя по 2-3 нормы. Так думали и трудились все мои товарищи по цеху.

Большую роль в жизни нашего коллектива играли политминутки. Часто сам начальник цеха товарищ Круглов читал сводки информбюро. И на неудачи и победы на фронте, мы отвечали одним: работать так, как наши братья и отцы сражаются на фронте!

Так возникли фронтовые смены, бригады. Наш механический цех – ведущий на заводе, стал также фронтовым. Ему первому было вручено переходящее Красное знамя завода».[2]

Далее, М.П.Данькова вспоминала: «Но каждому хотелось на фронт. И в адрес администрации и военкомата посыпались заявления об отправке на фронт. Думали, что подготовим себе на смену молодых, тогда и поедем на фронт. Первыми уехали на фронт земляки-украинцы: диспетчер Катя Ворожко, токарь Ваня Чинаренко, токарь Галя Туровская и другие. Мне не повезло: заболела тифом и слегла в больницу».[3]

М.П.Данькова в 1946 году была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.». В годы 8-ой пятилетки была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

В период 1941-1945 годов основная масса коммунистов и комсомольцев находилась на фронтах  Великой Отечественной войны, где решалась судьба Родины.

В 1942 году в начале организации завода в коллективе завода было всего 10 человек членов партии, 2 человека кандидатов в члены партии и 25 человек членов комсомола, а предстояла огромная организаторская работа, которую необходимо было сделать в самые сжатые сроки.

В цехе №1, организованном первым на заводе в 1942 году насчитывалось 131 человек работающих. Работал в цехе только один коммунист начальник цеха Круглов Александр Герасимович — это был опытный кадровый инженер, замечательный руководитель и организатор. В цехе также работало 10 человек членов комсомола. Это был самый крупный комсомольский коллектив на заводе в период его организации[4].

В цехе №2, который организовался после цеха №1 и насчитывал в 1942 году 120 человек, работающих коммунистов не было, а в коллективе цеха было всего 4 человека комсомольцев.[5]

В цехах №3,5 и отделе капитального строительства насчитывающих 25 человек работающих, коммунистов и комсомольцев не было. В цехе №4, насчитывающем 11 человек работающих, было два коммуниста: начальник цеха Лобанов Федор Иванович – опытный инженер, прекрасно знающий термическую обработку металлов и контролер ОТК Жавнис Кенафа Антоновна.

В цехе №8, насчитывавшем 44 человека работающих, работал один коммунист Бендер Василий Иванович – мастер цеха и работало трое человек комсомольцев.

Самым большим по количеству коммунистов было заводоуправление, здесь работало 5 членов партии и один кандидат в члены партии на 81 человек работающих.[6]

Основную работу по мобилизации коллектива на выполнение и перевыполнение планов выполняла партийная организация завода, возглавляемая секретарями партийного бюро: в 1942 году Давыдовым Николаем Николаевичем, в 1943 году Тартиным Николаем Васильевичем, в 1944-1946 годах Распоповой Елизаветой Петровной.[7]

На всех фронтах  шли ожесточенные бои, шли решающие бои в районе Сталинграда, поэтому в связи с создавшимся положением в стране, приказом по заводу от 14 октября 1942 года №364, завод переводился на военное положение, а военнообязанные на казарменное положение и находились на заводе, не выходя с территории. В каждый цех были свои пропуска, поэтому в другой цех уже нельзя было зайти, также был общий пропуск на завод, который был у каждого работающего.

Над заводом возвышалась кирпичная труба высотой 60 метров, которая выполняла несколько функций: соединяла воедино весь ансамбль зданий, придавая им величие и значимость; отводила дым из печей, которыми отапливались цеха завода; давала гудок, который возвещал о начале рабочей смены.

В  годы  войны  гудок  подавали  три  раза. Первый  гудок  подавали  утром  в  7 часов  45 минут,  предупреждая  людей  и  призывая  поторопиться.  Второй  сигнал ровно в  8 часов  сообщал  о  начале  рабочей  смены.  По третьему гудку жители города определяли, что на заводе произошла  пересменка, а  заводской  коллектив  ночной  смены  приступил  к  работе.

Еще в январе месяце 1930 года в период организации Красноуфимской МТМ остро встал вопрос об организации литейного производства, но сделать это не представлялось возможным, так как МТМ находилась на территории селекционной станции и не имела для этого помещения.

С переводом в марте  1930 года МТМ с территории селекционной станции в помещение бывшего винного завода в Красноуфимске появилось больше возможности для организации литейного производства. Однако, не смотря на большие организаторские способности директора МТМ Боровкова Ивана Климентьевича, много сделавшего для организации Красноуфимской МТМ, литейное производство не было налажено.[8]

С приходом директора МТМ Рычкова, в прошлом литейщика, влюбленного в свою профессию, литейное производство было налажено. Для организации нашлась вагранка, правда старого образца, без летка, качающихся, самоопрокидывающихся. Разлив чугуна производился  через край, путем наклона, нашлось небольшое опочное хозяйство. Все это было привезено из села Нижнеиргинского, где когда-то было организовано литейное производство. Так было положено начало организации литейного цеха. Организованный на территории Красноуфимской МТМ завод, получил литейный цех, который мог отливать 14-16 тонн литья в месяц.

Комаров Иван Венидиктович родом из села Нижнеиргинского Красноуфимского района, он, как и Низовский Иван Савельевич не имел специального технического образования, но как и во всяком деле, являясь непосредственным исполнителем, очень много сделал для организации литейного производства на заводе. И.В.Комаров пришел на завод из Красноуфимской МТМ, в которой работал формовщиком с 1934 года. Вот что он вспоминал:

«Литейный цех в конце 1941 года был очень маленький, но вполне устраивал МТМ. В это время я был призван в армию и дожидался отправки на фронт, но неожиданно для меня был вызван в штаб  и отправлен в МТМ. Придя в МТМ, я не сразу понял что происходит, вся территория была заставлена автомашинами, которые ремонтировались и тут же комплектовались для отправки на фронт. Сюда же одновременно прибывало оборудование Ростокинского мотороремонтного завода и через проем, пробитый в стене клуба МТМ  со стороны улицы Мизерова, затаскивалось в помещение где тут же сразу монтировалось на деревянном полу – организовывался механический цех №1.  Меня послали в литейку, где уже никого из рабочих  МТМ не было – все были призваны в армию. Подбирались рабочие, начиналась работа литейного цеха и я снова начал работать формовщиком. Сначала начальником цеха был Романов, затем Стрельченко, а вскоре прибыл Низовский Иван Савельевич, который проработал до мая 1945 года, т.е. до окончания войны».[9]

Об энергосиловом хозяйстве завода в годы войны нужно сказать особо.

Красноуфимская МТМ, работая до войны и в начале войны в 1941 году для обеспечения производства электроэнергией, имела в своем распоряжении один дизель ЧТЗ-65. С началом организации завода потребность в электроэнергии росла  с каждым днем и являлась  основным тормозом в выполнении плана по выпуску спецпродукции для фронта. Организовывались новые цеха и отделы, увеличивалось количество  станков и оборудования, вступающих в строй действующих.

Первоочередным вопросом было увеличение силового хозяйства завода.

Из воспоминаний Оболенской (Митюхляевой) Марии Ивановны:

«Электроэнергии не хватало, так как у завода был только один движок. Городская электростанция была маленькая, которая находилась по улице Пролетарской  в каменном здании возле райисполкома, которая отапливалась дровами. Поэтому нас часто посылали заготавливать дрова.

Давали 2-3 пилы, несколько топоров, и мы ехали в лес на тракторе, а обратно — пешком. Летом еще ничего, а зимой – холод, у некоторых даже варежек не было и в кирзовых сапогах. Мы рубили березы недалеко от города, в настоящее время там находится коллективный сад №4.

Часто нас посылали топить электростанцию, обычно посылали двух человек. Один сверху бросает дрова, а они были метровые, а другой – внизу кладет бревнышко на цепи и поднимает. Хорошо, когда бревнышко идет ровно, но если немного перекосится, то застрянет. Поднять его не можем – ни взад, ни вперед, ревем, но вытащим».[10]

Приказом от 10 марта 1944 года А.Г.Круглову было поручено демонтировать в Карпинске дизель мощностью в 420л.с., обеспечить доставку из Карпинска до Красноуфимска и смонтировать в Красноуфимске на ремонтно-механическом заводе. Строительство электростанции началось в апреле 1944 года, а в сентябре она была сдана в эксплуатацию. Главным механиком монтажа  был Глушков Афанасий Григорьевич, работавший в Карпинске на этом дизеле  и прибывший в Красноуфимск вместе с этим генератором. В июне 1944 года начали копать котлован под дизель. В июле на копку котлована принимались  десятки подсобных рабочих из людей, снятых с поездов за незаконный проезд  по железной дороге. Строительству электростанции уделяли внимание городские власти и на работу по ускорению строительства  направляли в качестве подсобных рабочих  сотрудников и учащихся  Красноуфимского педагогического училища в количестве 50 человек[11].

Для бетонирования направляются рабочие завода в количестве 25 человек. Работали подсобными рабочими учащиеся сельхозтехникума в количестве 20 человек, учащиеся средней школы 16 человек[12].

Строительство и монтаж электростанции завода продолжался до ноября 1945 года и лишь 24 ноября 1945 года  состоялся торжественный пуск  заводской электростанции, что было большой радостью для рабочих завода. Из-за отсутствия достаточного количества электроэнергии, цеха и отделы часто останавливались, были задержки.

Закончилось строительство электростанции, завод получил большую возможность  для дальнейшего развития. По распоряжению Наркомзема СССР были отозваны в его распоряжение сначала Виктор Сергеевич Левин, а затем Александр Герасимович Круглов, вложившие много труда  в организацию Красноуфимского ремонтно-механического завода.

Эта электростанция находилась в одном помещении с кинотеатром «Октябрь» на берегу реки Уфы в начале улицы Советской, впоследствии в этом помещении находилась детская спортивная школа.[13]

К началу 1944 года Красная Армия продолжала наступление на всех фронтах, от врага освобождались все новые и новые территории. Еще в 1943 году начинается возвращение рабочих, инженерно-технических работников и служащих в родные места.  Особенно массовым стало возвращение в 1944 году. Немногие из эвакуированных с заводами и учебными заведениями в начале войны в Красноуфимск, остались после войны на заводе. Остались в Красноуфимске всего несколько человек: Анфимов Алексей Федорович, прибывший с Ростокинского МРЗ; Клыгин Александр Феоктистович и Дзюбенко Никифор Фомич, прибывшие с Коломенским МРЗ; Панфилов Александр Федорович с Рязанского МРЗ и Данькова Мария Петровна, прибывшая из Евпаторийского ремонтно-механического завода.[14]

В январе месяце 1945 года в программу выпуска было включено изготовление универсального расточного прибора для расточки коренных подшипников трактора «С-65», для чего было организовано  слесарное и покрасочное отделение в помещении, где до этого размещался отдел главного механика в цехе №1. Одновременно увеличилось количество работы по шлифовке коленчатых валов  всех тракторов и автомашин.

В феврале 1945 года был организован транспортный цех, как самостоятельная хозяйственная единица, в штате которого были: 4 шофера, 2 тракториста, 2 помощника тракториста, 12 человек грузчиков. Начальником цеха был назначен Кобрин.

Из воспоминаний Оболенской ( Митюхляевой) М.И.:

«Рабочие завода подписывались на государственный военный заем на месячный заработок.

В апреле 1944 года завод был награжден переходящим Красным Знаменем Министерства обороны и первому цеху (нашей смене!) предоставили право сфотографироваться у этого знамени.

Жили мы дружно, у нас была своя художественная самодеятельность.

Помню последнюю ночь войны. Ночью, где-то часа в два, прибегает начальник цеха и говорит мастеру: « Николай Иванович, ты пока молчи, а я побежал в райком партии, если не ослышался, кончилась война!». Он ушел, а мы все, как говорится, на взводе. Минут через двадцать приходит и говорит: «Все, ребята, война кончилась, мойте станки и домой, а утром к 8 часам всем быть на заводе, будет митинг».

Кто что стал делать: эвакуированные запели, заплясали, а мы, у кого погибли отцы — реветь»[15].

Приказом по заводу №166 от 7 июня 1945 года выпуск спецпродукции был прекращен.[16] Завод перешел на изготовление продукции мирного времени. Впервые за все годы тяжелых военных лет завод перешел на 8-ми часовой рабочий день, были запрещены сверхурочные часы. Установлен новый режим работы и впервые рабочим стали предоставляться очередные отпуска, которых рабочие были лишены в годы войны.

Так, что за спецпродукцию выпускал Красноуфимский ремонтно-механический завод в годы Великой Отечественной войны? В условиях военного времени, и в соответствии с этим, секретности производства военной продукции, никто не знал что это за «спецдеталь», которая так нужна была фронту, выпускали на заводе. В документах она значится под №1 и называется «оборонная деталь М-13».

Таким образом, Красноуфимский ремонтно-механический завод в годы Великой Отечественной войны выпускал «спецдеталь» – сопло к снаряду для реактивного миномета  «Катюша» и выпустил 262500 штук.

[1] Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, л.47

[2] Архив Красноуфимского краеведческого музея. Ф.8, оп.1, д.15, л.10

[3] Архив Красноуфимского краеведческого музея. Ф.8, оп.1, д.15, л.10

[4] Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, л.47

[5] Там же, л.47

[6] Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, л.48

[7] Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, л.50

[8] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, оп.1, д.221, л.31

[9] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, оп.1, д.221, л.32

[10] М.Оболенская «Мы, подростки, работали на Победу» из газеты «Вперед» за 6 мая 2010г.

[11] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, оп.1, д.221, л.22

[12] Там же, л.22

[13] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, оп.1, д.221, л.22

[14] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, д.221, оп.1, л.19

[15] М.Оболенская «Мы, подростки, работали на Победу» из Красноуфимской газеты «Вперёд» за 6 мая 2010г.

[16] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, д.221, оп.1, л.20

1 комментарий

  1. Дмитрий,
    +1
    0
    Rating: +1. From 1 vote.
    You have not voted yet.
    Please wait...

    Спасибо за статью ! Было интересно прочитать про своего деда.

    Ответить

Написать комментарий Ответить на комментарий