Главные новости, Новости с видео, Новости с фото

Первая партия контейнеров с монацитовым концентратом покинула Красноуфимский район. Безопасность контролировали Росатом, ученые и власти

Название деревни и станции «Зюрзя» для красноуфимцев является синонимом слова «монацит», ведь именно этот концентрат с конца 50-х годов хранится в непосредственной близости от населенного пункта. Но 6 апреля 2021 года начался долгожданный вывоз радиоактивного песка.

Представители ООО «РедЗемТехнологии» пригласили на это, по-своему историческое событие, прессу, чтобы запечатлеть отправку первого контейнера с монацитом от базы хранения до места погрузки на станции Зюрзя.

Как же происходит вывоз? С территории базы до станции (расстояние 1,5 км) монацит, должным образом упакованный в специальные биг-бэги и помещенный в контейнер, перевозят на грузовом автомобиле.

Далее на станции с помощью погрузчика контейнер перемещается на платформу.

При этом присутствуют сотрудники полиции и МЧС. Специалисты «Аварийно-технического центра Росатома» производят необходимые замеры. Уровень радиационного фона контейнеров должен соответствовать требованиям безопасности транспортировки радиоактивных материалов, при этом, согласно этим правилам, монацитовый концентрат относится к материалам с низкой удельной активностью. Однако, если бы контейнеры показывали иные показатели, их бы не приняли к транспортировке по железной дороге.

Михаил Юрьевич Жуковский, доктор технических наук, директор Института промышленной экологии Уральского отделения Российской Академии наук, который вместе со своими сотрудниками осуществлял независимый экологический мониторинг процесса транспортировки монацита и его воздействия на окружающую среду, дал разъяснения и ответил на вопросы прессы:

— Железная дорога возит множество опасных продуктов: бензин, нефть, хлор в цистернах мимо вас. И монацитовый концентрат – такой же груз. Он точно менее опасен, чем хлор.

— Каков фон у контейнеров?

— Он соответствует и не может не соответствовать требованиям транспортной категории. Населению ничего не угрожает, так как эта процедура является стандартной. Население около этих контейнеров гулять не будет. У станций, через которые будут проходить поезда, есть определенный регламент, определяющий, как перевозятся, хранятся и перенаправляются из одного места в другое грузы такого рода.

На этой территории наш Институт занимается исследованиями с 1995 года. А я с 90-х годов читаю курсы по биологическим основам радиационной безопасности, дозиметрии внутреннего облучения и т.д., поэтому точно знаю, что бывает от радиации, а что – нет. Например, структура смертности среди работников данной базы, которые трудились в первые годы ее существования, в том числе и на разгрузке, и распределение по смертности в целом по Красноуфимскому району совпадают.

На такое значимое для города и района событие прибыл и глава Красноуфимска Михаил Александрович Конев. Он также задал Михаилу Юрьевичу несколько вопросов:

— Много лет жителей города волнует вопрос, насколько это безопасно?

— Абсолютно безопасно.

— Все ли требования соблюдаются?

— Да. Я уже пронаблюдал, как проезжали первых два контейнера. Там стоит транспортная упаковка – третья «желтая». Это – стандартный вариант перевозки, который четко определяет все требования к контейнерам, дозы мощности на поверхности, на расстоянии одного метра от контейнера и т.д. И ни один перевозчик не повезет такой груз, если имеются отклонения.

— Проводится ли контроль процесса?

— Представители «Росатома» все контролируют. А мы делаем фоновый замер. Его начали до того, как здесь проехал первый контейнер. Второй замер мы сделаем, когда здесь проедет последний контейнер, чтобы увидеть изменения. Мы измеряет содержание радионуклидов в почве и детализирует их по составу.

Спектрометр, определяющий радиационный фон и качественный состав почвы

— В 90-е годы здесь произошло определенного рода событие со студентами.

— Те неврологические симптомы, которые у них были, не соответствуют ни одному радиационному поражению. Это могла быть передозировка химикатами, которые валили на наши поля.

Жителям, в первую очередь, нужна достоверная информация.

— Как раз для этого мы сюда и приехали, потому что Уральское отделение Российской академии наук (и в целом РАН) по определению несет экспертную функцию. Мы не выдаем заключений, как Санэпиднадзор, а занимаемся научными работами и разработками. Но когда возникают вопросы такого плана, мы выезжаем на место. У нас есть качественная аппаратура и опыт, которого больше, чем у многих рядовых сотрудников надзорных органов.

Первая партия вывезенного монацитового концентрата составила пока чуть менее 5%. Всего же на базе хранится 82,2 тысячи тонн «песка», которые постепенно тоже покинет территорию Свердловской области. Согласно инвестиционному контракту, подписанному правительством Свердловской области и ООО «РедЗемТехнологии», последняя обязуется провести полную реабилитацию территории хранения «УралМонацита».