Новости

Как национальный герой Башкирии связан с Красноуфимском

Вчера был День рождения национального символа Башкирии Салавата Юлаева. Он родился 16 июня 1752 года. Башкирский национальный герой, один из руководителей Крестьянской войны 1773-1775 гг., сподвижник Емельяна Пугачёва; поэт-импровизатор оставил свой след в истории нашего Красноуфимска. В честь его названа одна из улиц города и в п.Горняк расположен памятный обелиск.

Его отец Юлай Азналин участвовал в башкирском восстании 1735-40 гг.. В октябре 1773 Юлаев был мобилизован на борьбу с Пугачевым, но вместе со стерлитамакским отрядом перешёл на сторону восставших, которые вели осаду Оренбурга. Пугачев дал Юлаеву чин полковника. В конце ноября 1773 г.он был направлен на С.-В. Башкирии, где собрал отряд в 10 тыс. чел. и совместно с восставшими успешно сражался в районе Красноуфимска и Кунгура. В конце мая и июне 1774 г. действовал вместе с Пугачевым, который произвёл его в чин бригадира, проявил себя талантливым военачальником.9d6360f0276684abf50235473fcfe3e8_XL

Не позднее 12 января Салават Юлаев «с собраную» им «разною иноверческою командою» был в Красноуфимске, к этому времени находившемся уже в руках повстанцев. Салават пробыл в Красноуфимске всего несколько дней, которые он посвятил организации новой власти в городе и подготовке к походу на Кунгур. Правда, его попытки «зделать к пушкам для скоропостижной стрельбы разные снаряды» не увенчались успехом, так как оказалось, «что искусных к тому людей … бомбардиров и фурьеров, также и токарей не имеетца», но в Красноуфимске Салават действовал весьма энергично. Прежде всего атаманом Красноуфимска был назначен Макар Попов, а есаулом Матвей Чигвинцев. Большой интерес представляет «наставление» Салавата Красноуфимской казачьей избе от 13 января 1774 г.

Поставив новых лиц во главе Красноуфимска, Салават считает необходимым укрепить их власть и авторитет: «Ослушности им не иметь и повиноваться под опасением за неисполнение тяжчайшего штрафа». В то же время Салават Юлаев стремится оградить жителей от произвола, чтобы не оттолкнуть их от восстания. Поэтому представителям новой власти предписывается «со здешними гражданами поступать добропорядочно: побор, притеснений и налог ни под каким видом никому не чинить, ко взяткам не касаться». И вообще в данном наставлении интересы восстания ставятся в основу всех мероприятий: «Естли ж, паче чаяния, с какой-либо стороны заслышишь на его императорского величества [Пугачева] бунт или другое что, то всевозможно старатся до последней капли крови охранить и оборонять. И как о сем, так и о состоянии команды почасту меня рапортовать». Однако Салават Юлаев не ограничился этим «наставлением». Уходя под Кунгур, он оставляет еще одно «наставление», адресованное атаману Макару Попову и есаулу Матвею Чигвинцеву. Смысл этого нового документа заключался в том, чтобы оказать помощь назначенной Салаватом администрации в установлении порядка в городе и лишить возможности представителей старой администрации, также оставшихся в Красноуфимске (бывшего воеводу Бахматова, вахмистра Савинова, казачьего писаря Михаила Мальцева), сеять беспорядок и предпринимать враждебные акции в тылу осаждающих Кунгур отрядов восставших. С этой целью предписывалось в городе соблюдать «вседолжный порядок», продолжать комплектование отрядов, не чинить произвола в отношении отпущенных Салаватом по болезни, постоянно докладывать ему о делах, запрещалось составление без его ведома «отпускных билетов» для выезда из города, хотя бы это и делалось под благовидным предлогом поездок «к высокомонаршему лицу [к Пугачеву в Берду] и его высокографскому сиятельству [к Зарубину-Чике в Чесноковку]». Последняя мера имела в. виду главным образом представителей старой власти, так как тем же «наставлением» аннулировалась уже выданная бывшему воеводе Красноуфимска Бахматову подорожная.

Можно сказать, что Салават Юлаев своим вторым «наставлением» попытался охватить все стороны деятельности новых властей на время своего отсутствия, в том числе и в сфере финансово-экономической: в нем предписывалось вести учет доходов и расходов городской казны, контролировать продажу соли и вина, выплачивать жалованье и квартирные служителям. 15 января башкирские и русские отряды под общим командованием Салавата Юлаева двинулись из Красноуфимска и, соединившись по дороге с отрядами Канзафара Усаева и Ивана Васева, подошли к уже осажденному повстанцами Кунгуру, а 19 января Салават Юлаев отправил в осажденный Кунгур манифест и «увещевание». Отправляя это «увещевание», Салават предпринял попытку овладеть Кунгуром мирным путем: «Не доводите до крайнего безповинных раззорения и против сильно идущей армии кровопролития». Однако кунгурские власти даже не ответили на мирную инициативу восставших. В этот момент до Салавата дошли сведения «о следовании к ним главного предводителя Ивана Степановича Кузнецова, коего все и ожидали», не начиная решительного штурма Кунгура. И. С. Кузнецов появился под Кунгуром в тот же день 19 января, будучи отправленным сюда Зарубиным-Чикой в качестве «главного российского и азиатского войска предводителя». Теперь между Салаватом Юлаевым и И. С. Кузнецовым установился прочный контакт, и они совместно начали готовить штурм Кунгура. Следует подчеркнуть, что подготовка к штурму проходила в обстановке полного взаимопонимания между руководителями. Они отправляли в разные районы Башкирии совместно подписанные «наставления», формировали и вооружали свои отряды, стараясь преодолеть те национальные трения, которые возникли в рядах осаждавших Кунгур до приезда сюда Салавата Юлаева и И. С. Кузнецова. С этой целью все нерусские (и прежде всего башкирские) отряды были сведены и переданы под командование Салавата, а во главе русских отрядов встал Кузнецов. Команде Салавата были приданы русские пушкари, «взятый из Красноуфимска порох разделили пополам», а при дележе пушек Кузнецов взял себе 7, передав Салавату 10 орудий.

Таким образом, можно констатировать, что с прибытием под Кунгур Салавата Юлаева и И. С. Кузнецова здесь установилось полное единство действий между башкирами и русскими, позволившее им предпринять совместными силами штурм города 23 января 1774 г. Это единство действий нашло особенно яркое проявление во время самого штурма: «Как от той башкирской толпы, так и от них, красноуфимских, ачидских и осинских казаков и бывших кунгурских крестьян производима была беспрестанная пальба с таким намерением, чтоб город Кунгур … взять». Однако ввиду недостатка вооружения, боеприпасов, главным образом ядер, штурм окончился безрезультатно. Сам Салават был тяжело ранен в бою «и как сделался от того болен, то и отпущен был в его жилище» для лечения. Вскоре после этого правительственные войска, используя разрозненные действия восставших и конфликты между русскими и башкирами, возобновившиеся в связи с отъездом из-под Кунгура Салавата Юлаева и И. С. Кузнецова, перешли в наступление и 19 февраля захватили даже Красноуфимск. Правда, незадолго до этого Чигвинцев, ставший атаманом в Красноуфимске, обратился за помощью к Салавату Юлаеву, но его рапорт пришел слишком поздно. В конце февраля 1774 г. Салават Юлаев возобновил активные действия, двинувшись во главе небольшого отряда к Красноуфимску, и в начале марта ненадолго овладел им. Карателям, имевшим большое превосходство в артиллерии и вооружении, 17 марта удалось нанести поражение Салавату Юлаеву под деревней Бугальши. После этого поражения Салават, собрав остатки своего отряда, занялся организацией новой крупной башкирской армии. Уже 23 марта он приказал сотнику Ильтибаю Илембаеву «выступить с подчиненными командами против воров, являющихся противниками его императорского величества нашего милостивого государя [Пугачева], и вести с ними непрерывные бои, не жалея жизни». Кроме того, сотнику было приказано провести ряд мобилизационных мер — «с каждого двора призывать всех людей как верховых, так и пеших, годных к военной службе».

Продолжал борьбу после поражения восстания и ареста Пугачева. 24 ноября 1774 у деревни Медяш был взят в плен и отправлен в Уфу, затем в Москву. После длительного следствия в сентябре 1775 вместе с отцом, также участником восстания, наказан плетьми, заклеймен и 3 октября 1775 отправлен на вечную каторгу в балтийскую крепость Рогервик.
Поэзия Салавата Юлаева — одно из лучших проявлений дореволюционной башкирской литературы. Его стихи призывали народ к борьбе с угнетателями («Битва», «Стрела», «Юноше-воину»), воспевали красоту родного края («Родная страна», «Мой Урал», «Соловей»), любовь («Зюлейха»). Произведения С. Ю. передавались сэсэнами из уст в уста.
В честь Юлаева назван город Салават в Башкирии; учреждены Государственные премии Башкирской АССР им. Юлаева за лучшие произведения литературы и искусства. Образ Юлаева воссоздан в произведениях А. С. Пушкина, П. П. Бажова, С. П. Злобина и других русских, башкирских, татарских, казахских, чувашских, марийских писателей, в опере, кинофильме, живописи и скульптуре.

3 комментария

  1. земляк,
    0
    0
    No votes yet.
    You have not voted yet.
    Please wait...

    А что если красноуфимцам увековечить память о предводителе крестьянской войны Е.Пугачёве.?Улица имени Пугачёва есть.К ней примыкает сквер(правда очень запущенный).Привести его силами жителей и молодёжи в порядок,привезти негабарит из Пудлингова,установить в центре сквера и укрепить на нём памятную мраморную доску.А башкир поблагодарить за наглядный пример уважительного отношения к своему национальному герою.А то как-то нелепо получается:заместителю памятник есть,а предводителю нет.

    Ответить
  2. земляк,
    0
    0
    No votes yet.
    You have not voted yet.
    Please wait...

    Извините за допущенную опечатку:не Пудлингова,а Пудлингово.

    Ответить
  3. ветеран,
    0
    0
    No votes yet.
    You have not voted yet.
    Please wait...

    В продолжение темы патриотического воспитания.Предлагаю установить памятный знак в сквере возле мебельного комбината.Целый ролик есть о том,как закладывался этот сквер.Официально назвать его сквером Победы как символ вечной памяти тем,кто отстоял свободу и независимость не только нашей Родины,но и всей Европы,которая по недоумию и плохой памяти пытается сегодня кочевряжиться над Россией.Разве может это сравниться с какими-то деньгами,амбициями и выгодой.

    Ответить

Написать комментарий Ответить на комментарий