Новости

К 235-летию Артинского завода

Петр Первый не только прорубил «окно в Европу», зависимость от «свейского», то есть шведского, железа побудила устремить свои царские взоры на Урал, который для России тех времен был словно «копи царя Соломона». В 19 веке уже 80% производства железа было сосредоточено именно на Урале.

Большинство железоделательных заводов выпускали оружейную продукцию, а вот Артинский завод не зря называют «народным», на нем выпускали «мирную» продукцию, основой которой стала коса. В то время на Урале не хватало не просто специалистов, но вообще населения, поэтому целыми деревнями перевозились крестьяне из центральной России на новые заводы.

Прошло уже почти 235 лет с момента постройки, и, выдержав трудные времена разных эпох, завод с оптимизмом держит курс в будущее. Сегодня, сохранив традиционное производство ручного сельскохозяйственного инвентаря, прославив артинскую косу на весь мир, став символом качества и надежности, завод зарекомендовал себя как надежный партнер на международном рынке.

О жизни завода и перспективах на будущее я попросила рассказать генерального директора АО «Артинский завод» Алексея Геннадьевича Пешкова, исполнительного директора Дмитрия Михайловича Кашина и директора по развитию Александра Николаевича Шатохина:

А.Н. Шатохин, А.Г. Пешков, Д.М. Кашин

Как получается удерживать рынок, в том числе и зарубежный, много лет?

— Наша коса востребована фермерскими хозяйствами не только в России. Технология проката косы, изобретенная и внедренная артинцами, была запатентована, и, благодаря ей, себестоимость нашей косы ниже, чем у любого из конкурентов. Качество косы постоянно улучшалось, и она ничем не уступает мировым аналогам.

Несмотря на совершенствование технических средств, коса всегда пользовалась спросом. Увы, спрос сократился за последние десять лет до 350 тысяч кос в год.

Где спрос больше: в России или за рубежом?

— Половина продукции уходит за границу. Это достаточно заметная часть на международном рынке.

— В Австрии, Италии, Китае, Турции есть производство кос. В чем конкурентоспособность нашей косы?

— У нас долгосрочные связи за рубежом с пятидесятых годов. Люди привыкли к нашей косе. Американцы проводили испытания по режущим качествам и признали, что наша коса лучше всех. Людям, которые в семидесятые годы внедряли технологию проката косы, нужно памятник ставить. Никто в мире больше так, как мы, косы не делает.

Сейчас в Америке и Европе бум на экологические продукты и экологическое производство. Британское общество садоводов рекомендовали перейти с экологически грязных триммеров на косу. К тому же, триммер ведь измельчает траву, обрубает ее, а коса делает срез.

Расскажите о том, что производите еще, кроме кос

— 40% продукции — это коса, а также различные виды садово-огородного инструмента. Наши вилы одни из самых лучших в России. Садовый инструмент востребован на рынке страны, поставляем его в Словакию и Румынию.

Однажды мы прошлись по рынкам в Екатеринбурге, где продавался наш инструмент, как анонимные покупатели. Спросили, почему он дорого стоит? Нам ответили с гордостью: «Вы что! Это же Арти! Артинский завод!»

Производится ли модернизация оборудования?

— Да, конечно, завод развивается, мы смотрим в будущее, и это требует новых технологий, что позволит выйти на более высокий уровень. На данный момент есть новые машины плазменной и лазерной резки, станки с ЧПУ. На косном производстве трудно что-то поменять, потому что много станков самодельных, которые созданы нашими конструкторами, и они настолько выверены, что заменить их нечем, ничего лучше больше не придумали.

Сейчас, к примеру, сварка вил переведена на совершенно новое оборудование – промышленным роботом. Мы поставили термопласт-автомат для производства пластиковых лопат.

За последние два года было инвестировано в производство порядка 40 миллионов рублей.

Сейчас осваиваем новый вид продукции — дверные петли для алюминиевых конструкций. Установлена целая линия со станками ЧПУ.

— Вроде бы дверные петли не ваш профиль?

— Да, но мы решили расширять свои возможности. В группе компаний, принадлежащих «Исеть-Фонду», есть Полевской металлофурнитурный завод, который сейчас производит продукции в два раза больше, чем мы. Это направление перспективное, результаты на конец года позволяют нам смотреть в будущее с оптимизмом. Для производства петель закуплено полностью новое оборудование.

В Свердловской области существует программа поддержки промышленников. Участвуете в ней?

— Прошлые годы мы пользовались такой возможностью, сейчас полностью себя окупаем.

За все прошедшие годы тяжелой конкуренции и постоянного падения спроса многие закрылись. Мы устояли благодаря усилиям всего коллектива. Как бы это странно ни звучало, но период пандемии из-за проблем доставки товаров из Китая нам оказался на руку, и многие обратились к нам. Мы за долгое время отмечаем заметный рост производства и на этом фоне ощущаем нехватку специалистов и рабочих.

— С кем бы я не общалась из руководителей в нашем районе, все отмечают одну проблему — кадровый голод.

— Нам необходимы рабочие с достаточно высоким уровнем знаний, потому что оборудование очень сложное. Сварщика ведь мы и сами можем подготовить.

Есть и другая проблема — авторитет работы на производстве упал — это тоже играет свою роль. Мало молодых людей идет работать на заводы, непрестижно. Но хотелось бы, чтобы общество вернулось к пониманию, что промышленность является основой экономики. Помню те времена, когда в СМИ прославлялся труд рабочих и специалистов, это было правильно.

— Почему люди приходят на завод и остаются? И что делается для того, чтобы работа на заводе была экономически привлекательная для молодежи, ведь достойная заработная плата — это благосостояние людей, их спокойствие, уравновешенность семейных отношений?

— На заводе минимальной нормой считается тысяча рублей за смену. Наша продукция ориентирована на среднестатистического потребителя, не на олигархов. Если мы поднимем цены, то снизится покупательная способность, и все производство остановится.

Но в связи с ростом производства за прошедшие два года фонд оплаты труда при той же численности около 300 человек вырос на 12 миллионов рублей. Это заметные цифры. Если такая тенденция продолжится и дальше, то через несколько лет завод станет современным и престижным.

Ветераны завода мне с удовольствием рассказывали о традициях предприятия: конкурсах, праздниках. Сейчас, увы, массовые мероприятия отменены. Какие традиции еще сохраняются на заводе?

— С 2011 года восемь раз организовывался Международный турнир косарей, который два года назад вошел в число лучших событийных проектов России. Турнир — это не просто традиция нашего завода, это сохранение национального достояния — более чем двухвековая история косного производства России. Это и зрелищное спортивное мероприятие, в котором участвуют зарубежные гости, и яркий праздник, который объединяет людей. Есть идея провести у нас чемпионат мира среди косарей.

Завод с оптимизмом смотрит в будущее, мы закладываем надежный фундамент в настоящем.

2 комментария

  1. Вопрос,
    0
    0
    No votes yet.
    You have not voted yet.
    Please wait...

    Вопрос лично к А.Н.Шатохину: У моей бабушки Печуриной Александры был ковалер Вениамин Шатохин, по профессии — ветеринарный врач, не ваш ли это предок? Моя бабушка очень красивая дама 1893 года рождения. Потом Вениамин по-моему уехал жить в город Сочи. Есть фотография моей бабушки с Вениамином.

    Ответить
  2. Вопрос,
    0
    0
    No votes yet.
    You have not voted yet.
    Please wait...

    И ешё один вопрос к работающим на Артинском косном заводе:Мои предки — мелкие помещики, у которых имение или жилой дом стоял на берегу Артинского пруда. Имели в собственности две деревни: Галкино и Головино (это по-моему на реке Бардым), там когда-то была плотина каменная. Мой дед после раскулачивания, Галкин Пётр Глебович, работал на Артинском заводе регистратором. Мой отец Галкин Анатолий Петрович, 1913 года рождения — сын Петра Глебовича, став взрослым, женившись уехал из Артей жить в Красноуфимск, работал баянистос в клубе им. Ухтомского, в школах, садиках. Какие-то следы об этих людях остались в памяти Артинцев, может быть в музее что-то хранится?

    Ответить

Написать комментарий Ответить на комментарий